И СЛОВОМ И ДЕЛОМ…

Posted on 30th Декабрь 2015 in ИНТЕРЕСНОЕ И ПОЛЕЗНОЕ

1982195_10152307078749700_1622206303_n

Почти половина россиян (45%) считают, что в России нужен закон о тунеядстве, и практически столько же – против его принятия, пишет ТАСС ссылаясь на данные социологического опроса, проведённого Всероссийским центром изучения общественного мнения (ВЦИОМ). 
45% россиян предлагают ввести год исправительных работ для тех, кто уклоняется от трудоустройства более полугода, но 47% россиян с этим не согласны. Поддерживают данную меру наказания в основном пожилые люди (62%), а представители молодого поколения в возрасте 18–24 лет (58%) выступают против.


Комментарии экспертов

Фёдор Бирюков:

На мой взгляд, мы имеем дело с подменой понятий, потому что в советское время тунеядство обозначало некую нонконформистскую позицию. Тунеядцем был Бродский, другие известные поэты, музыканты, художники. Это была своеобразная ниша для контркультуры. Чтобы не загреметь по статье о тунеядстве, многие независимые художники устраивались на работы типа дворников. Даже родилось выражение «поколение дворников и сторожей». Это не касалось полноценного ничегонеделания, потому что в советской системе попросту было очень сложно было не работать (не учиться), не привлекая внимания органов. 

Но сегодня порядка 50% трудоспособного населения работает по серым схемам. В офисных профессиях занято очень большое количество людей, а это просиживание штанов и лизание зада начальству за деньги вообще сложно назвать трудом. А люди, которые временно не работают или не устраиваются на официальную работу, но могут заниматься другими делами – это рыночная ситуация. Поэтому беседы о тунеядстве теряют всякий смысл. Подобная постановка вопроса сегодня отвлекает внимание общества от настоящих проблем и от людей, которые плохо выполняют свою работу. В первую очередь, я говорю об управленческом классе, о тех, кстати, кто отвечает в том числе за рынок труда. К ним бы присмотреться и задать вопрос: а что вы сделали хорошего? Не тунеядцы ли вы? За что вы получаете деньги? По-настоящему за тунеядство надо наказывать так называемых «эффективных менеджеров», которые присваивают огромные деньги, ничего не производя, или министров правительства, которые годами только и рапортуют, как об очередном дне кризиса. 

Поэтому половина опрошенных людей, которые воздержались от жажды крови «тунеядцев», – на самом деле здравомыслящие люди, которые понимают, что простыми репрессиями, статьями Уголовного кодекса не решить проблемы. Этот опрос доказывает, что в России ещё есть место здравому смыслу. 

Константин Душенов:



Для начала надо определить, что означает само понятие. Кто есть туне, а кто – не туне, то есть кто даром, а кто нет. Если это делать в соответствии с формально-бюрократическим подходом, то мы рискуем признать тунеядцами миллионы людей, которые в реальности достаточно тяжело и много работают. Поэтому первым делом необходим инструмент, методика для определения. 

В самом опросе самый высокий процент тех, кто выступает за уголовное наказание тунеядцам, – люди пенсионного возраста. Их трудовая деятельность в значительной степени проходила во времена Советского Союза, и там всё было просто и понятно. В СССР работодателем было государство. Поэтому государству было достаточно просто определить, кто работает, а кто – нет. Но государство этот принцип использовало для того, чтобы на людей давить, их контролировать и манипулировать ими. Я думаю, что это неправильно. 

Что касается нынешней ситуации – у меня вопрос: например, господин Абрамович со своими миллиардами – тунеядец или нет? С моей точки зрения, стопроцентный тунеядец, как и вся эта свора либеральная, которая наворовала, распухла, жрёт в три горла. Давайте для начала пересажаем всех этих лопающихся от жира банкиров. Потом – разного рода спекулянтов, если называть вещи своими именами, которые покупают товар за рубль, а нам с вами продают за три. Давайте пересажаем владельцев торговых сетей, которые, пользуясь сложным положением страны, вздувают цены на продовольствие. Вот с ними наведём порядок, а потом, глядишь, и до остальных доберёмся. И если так будет поставлен вопрос, я первый проголосую «за». 

И давайте не будем путать людей, которые не хотят работать, с людьми, которые не имеют возможности найти достойную работу в силу социальных условий. В случае грамотной политики 90% сегодняшних «тунеядцев» нормально пошли бы работать. В провинции хорошая и достойная работа в дефиците. И в значительной мере именно это обуславливает тяжёлое социальное положение. Дефицит работы возник как результат либерально-демократического погрома, который был устроен после распада Советского Союза. Разваливали, разворовывали, гвоздили дубиной по всем социальным достижениям, которые советская власть, какой бы ни была, установила. А теперь удивляемся. 

Да, безусловно, есть и те, кто работать не хочет. Но и принуждать таковых людей к труду – странно. Можно ли принудить к любви? Давайте издадим закон, в котором будет написано, что все, кто не любит ближнего своего, отправится в тюрьму, и станем таким образом принуждать всех к братской любви и взаимопомощи. Любую дельную мысль можно довести до абсурда, так что хорошо уметь вовремя останавливаться. 

Кстати, и здесь всё познаётся в сравнении. Количество людей, которые не хотят работать, в России на порядок меньше, чем количество идейных бездельников на Западе. По сравнению с ними наши проблемы в этой области – проблемки, мелочь. В США 50 миллионов человек получают продовольственные талоны. Значительная часть из них – просто потому, что работать не хочет. Климат хороший, тёплый, мягкий, лежи под пальмой, ешь банан. Схожая ситуация и в Европе. Недавно провели исследование и обнаружили, что молодой европеец устраивается вовсе не туда, где больше платят. Мы-то привыкли думать, что в Европе сплошь трудоголики, стремятся наверх пробиться, готовы днём и ночью работать, лишь бы больше получать и зарабатывать социальный статус. Ничего подобного. При прочих равных условиях в современной Европе молодой человек выбирает ту работу, где нужно меньше трудиться. 

Проблема тунеядства – проблема постиндустриального века. Сто лет назад этой проблемы не было, потому что человек, который не работал, реально не мог себя прокормить. Сейчас в силу развития технологий появляется возможность при малом количестве непосредственно производящих материальные ценности содержать миллионы людей. Тогда возникает вопрос: умственный труд – это труд или нет? Монах сидит в келье, Богу молится, он что, бездельник? С моей точки зрения, он в 20 раз полезнее, чем 50 грузчиков, 150 докторов наук, 500 профессоров и 1000 банкиров. Правильно молиться, между прочим, труд великий. Потом, слезами, кровью, десятилетиями правильно молящийся человек поднимается на духовный уровень, необходимый для того, чтобы эти молитвы нас с вами спасали пред лицем Божьим. 

Подводя итог, я бы сказал, что не надо торопиться. Сама жизнь всё расставит на свои места, и законодательные инициативы в этом отношении принесут больше вреда, чем пользы. 



Газета Завтра

ЗАДАТЬ ВОПРОС >>>

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Comment

You may use these HTML tags and attributes: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>