СУДЬБА И ВРАЧ

Posted on 2nd Март 2011 in — ЛЮДИ И СУДЬБЫ

В ее Судьбе я видел совершенно иное.

Мы сидели друг напротив друга на кафедре психиатрии Рижского медицинского института уже в течение нескольких месяцев. Мы были на усовершенствовании.

Коллега с голубыми глазами утверждала, что ей предстоит работа на курорте Балдонс, что, собственно, по причине того, что она будет там ординировать отдыхающих, ее и прислали на усовершенствование. Я ВИДЕЛ, что она должна будет работать в Кемери. Более того, она будет работать в санатории "Даугава". И еще, более того, она будет работать в спинальном отделении, так сказать, образно, говоря, бок о бок со мной год. Вот на этой самой образности я и купился. И погорел.

Ибо чересчур увлекся идеей, но не думал о деталях. Мне хотелось ей побыстрее обо всем сообщить. Открытым текстом.

Я с нетерпением ждал очередного перерыва в занятиях, что-бы ей все сказать. Интересно же сказать о Судьбе. И интересно послушать о Судьбе из первых рук.

Так получилось, что все остальные врачи вышли на перерыв, а мы с Зинаидой Анатольевной остались сидеть друг напротив друга.

Горя желанием высказаться и дрожа от нетерпения и не ду-мая о последствиях, игнорируя формулировки и возможности другого человека воспринять информацию, я — как шахтер — выдал на гора:

— Вот вы говорите о Балдоне… А я работаю в Кемери… Весьма скоро наши с вами Судьбы переплетутся и мы будем проводить много времени вместе… рядом… бок о бок… почти каждый день… иногда сутками… несколько лет…

Эффект моих слов был потрясающий. Коллега вскочила. В расширившихся зрачках голубых глаз отразился ужас и смятение. Решительным движением она смахнула со стола все бутерброды, которые раскладывала передо мной.

И пулей вылетела в дверь, хлопнув ею так, что все задрожало. Первой с перерыва из коридора появилась Надежда — врач, которая пришла на усовершенствование по психиатрии от самого наипреступнейшего элемента — она работала в тюрьме.

Решительным шагом Надежда прошла на место Бондаренко и столь же решительно села, посмотрев на меня тяжелым надзи-рательным взглядом. Видимо, Бондаренко с Надеждой посчитали меня этим са-мым преступным элементом. До конца курсов в течение месяца с небольшим оскорбленная моей непосредственностью врач Бондаренко не разговаривала со мной.

Но все проходит, прошли и эти курсы усовершенствования.

Вдруг как-то в рабочее время на территории санатория "Да-угава" я увидел врача Бондаренко. Она стрельнула в меня гла-зами и, опустив свою голову, заспешила мимо.

Потом в конце концов она подошла ко мне и сказала:

— Александр Павлович! Простите меня за мое поведение на курсах. Теперь я понимаю, что вы хотели сказать. Только тогда я решила… Ей явно не хватало слов в лексиконе, чтобы объясниться со мной.

Я попытался подсказать: — Фронтальная танковая атака… — Что-то вроде этого… А вы говорили о будущем повороте моей Судьбы… Извините меня, пожалуйста.

А я задумался — каким же должен быть врач, чтобы не быть крепким задним умом, как Бондаренко? Врачу ведь нельзя махать кулаками после драки.

Врач не должен быть от сохи. Врач не должен быть как процент от рабочего класса.
Врач должен быть от Бога.

На то он и врач.

 

Александр ВОЛКОВ

comments: 0 »
ЗАДАТЬ ВОПРОС >>>

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Comment

You may use these HTML tags and attributes: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>