Рудольф Штайнер. Евангелие от Матфея. 7-я лекция, часть 2

Во времена древних мистерий эволюция человечества не была еще продвинута настолько, чтобы человек на путях посвящения мог быть предоставлен самому себе, — будь то посвящение на пути в макрокосм или в микрокосм, во внутреннее существо самого человека. Когда, например, в Египте происходило посвящение и человек был погружен в собственное физическое и эфирное тела, в полном сознании переживая их природу, он был со всех сторон осаждаем самыми немыслимыми страстями и эмоциями, порождаемыми его астральной природой. Он исторгал из себя легионы демонических и дьявольских существ. Поэтому посвященный, выполняющий функции иерофанта, нуждался в помощниках , которые несли ответственность за проявление всех этих существ и отводили их прочь наперекор их собственной природе. 

Вот почему посвящающий пользовался услугами 12-ти помощников, бравших на себя защиту человека от демонических сил. Но вследствие этого человек, проходивший этот древний путь посвящения, никогда не был полностью свободен, потому что все, что происходило в процессе его погружения в физическое и эфирное тела, могло иметь место только при условии, что окружающие его 12 помощников иерофанта принимали на себя воздействие демонов и укрощали их. То же самое происходило и в нордических мистериях: распространение в макрокосме могло принести плоды, только если 12 слуг посвящающего приносили свои силы в дар посвящаемому с тем, чтобы он овладел тем мышлением и чувствованием, которые ему были нужны для ориентации в лабиринте макрокосма.

Это посвящение, при котором человек не обладает никакой свободой, когда он целиком зависит от содействия помощников иерофанта, подавляющих демонов, — постепенно уступило место другому способу посвящения, которое позволило человеку самому справляться с демонами. При этом тот, кто руководит посвящением, ограничивается лишь наставлениями и указаниями того, что надлежит делать. И тогда человек шаг за шагом продвигается совершенно самостоятельно. В наше время человеком пройден еще один небольшой отрезок такого пути. Но постепенно в человечестве разовьется эта самостоятельность, и она позволит каждому человеку восходить в макрокосм, так же как и погружаться в микрокосм, и тогда человеку будут доступны в полной свободе оба аспекта посвящения.

Для осуществления всего этого и нужно было пришествие Христа. Это пришествие служит человеку той отправной точкой, из которой он может свободно погружаться в физическое и эфирное тела, так же как и подниматься в макрокосм. Нужно было, чтобы такое высокое Существо, как Христос, впервые выполнило и схождение в физическое и эфирное тела, и вознесение в макрокосм. Вот что такое в основном пришествие Христа: благодаря всеохватности Своей природы, Христос как бы послужил прообразом для человечества и открыл для достаточного числа людей возможность повторения Его опыта в процессе земной эволюции. Вот для чего нужно было, чтобы этот символ однажды воплотился. Что же произошло благодаря Христу?

С одной стороны, потребовалось, чтобы Христос Сам спустился в физическое и эфирное тела. И благодаря тому, что физическое и эфирное тела человека были настолько обожествлены, что в них мог спуститься Христос (это могло произойти только один-единственный раз), человеческому развитию был сообщен известный импульс: действительно, каждый желающий может с той поры свободно осуществить нисхождение в физическое и эфирное тела. Для этого нужно было, чтобы Христос сошел на Землю и выполнил на ней то, чего никогда еще не бывало, чего никто еще не выполнял. Потому что в древних мистериях все было по-иному из-за вмешательства помощников иерофанта: ученик погружался в тайны физического и эфирного тел и восходил к тайнам макрокосма, но в течение этого времени он фактически не жил в физическом и эфирном телах. Он мог постичь тайны физического тела, но сам он в этом теле не пребывал: он должен был, наоборот, целиком освободиться от него. Когда же он возвращался в свое физическое тело, он мог помнить обо всех переживаниях в духовных сферах, но не мог перенести эти переживания в свое тело. Они оставались лишь воспоминанием, — запечатлевались в самом теле.

Все это подлежало полному преобразованию через пришествие Христа и фактически было преобразовано. До Христа еще ни разу, никогда «я» не запечатлевалось во всем комплексе человеческой природы, вплоть до физического и эфирного тел. Никто еще своим «я» не был в состоянии погрузиться в эти тела. В первый раз это произошло при сошествии на Землю Христа. И благодаря этому сошествию Существо, бесконечно превышающее средний человеческий уровень и вместе с тем связанное с человеческой природой, смогло вознестись в макрокосм без посторонней помощи, единственно силой своего «я». Это стало возможным лишь благодаря Христу. Только поэтому человек смог приобрести способность постепенно и свободно распространяться в Космосе. Таковы два основных столпа, которые тождественны в обоих Евангелиях — у евангелиста Луки и евангелиста Матфея. Обратимся к подробностям.

Зороастр, великий наставник Азии, впоследствии, в незапамятные послеатлантические времена, воплотившийся под именем Заратоса, или Назаратоса, снова перевоплотился в младенца Иисуса, происходившего по линии Соломона из дома Давида. В течение 12-ти лет индивидуальность Зороастра развивает в мальчике Иисусе — то есть в самом себе — все качества физического и эфирного тел, унаследованных от Соломона. Все эти свойства Зороастр смог приобрести, живя в этих физическом и эфирном телах в продолжение 12-ти лет (оба эти свойства приобретаются путем преобразования этих тел в орудия). Затем индивидуальность Зороастра покидает этого мальчика Иисуса, чтобы перейти в мальчика, описываемого в Евангелии от Луки и восходящего к дому Давидову по Натановской линии. Этот второй мальчик Иисус воспитывался в Назарете по соседству с первым, и именно в него перешел Зороастр в ту минуту, когда, согласно Евангелию от Луки, он был найден в Иерусалимском храме, после того как родители потеряли его во время празднества.

Вскоре после этого Соломоновский Иисус умер, а Зороастр продолжал жить в Иисусе евангелиста Луки вплоть до его тридцатилетия; к этому году он приобрел все способности, которыми можно овладеть, с одной стороны, когда усвоишь все, что содержится в физическом и эфирном телах, подготовленных описанным нами способом, и когда к этому, с другой стороны, добавится все то, что может быть развито в таком астральном теле и таком «я», каким обладал Иисус св. Луки. Итак, Зороастр прожил в теле Иисуса евангелиста Луки до тридцатого года и достиг такого совершенства, что был в состоянии к этому возрасту принести третью великую жертву: он смог принести в дар свое физическое тело, которое должно было с этой минуты в течение трех лет служить физическим телом Христу.

Много тысячелетий тому назад индивидуальность Зороа-стра пожертвовала свое астральное тело Гермесу и свое эфирное тело — Моисею; теперь Зороастр приносит в жертву свое физическое тело — то есть оставляет эту оболочку со всем тем, что в ней содержится астрального и эфирного. То, что до сих пор было наполнено индивидуальностью Зороастра, теперь становится достоянием совсем особого Существа, источника всяческой премудрости для всех великих наставников: Христа. Это происходит во время Крещения на Иордане. Величие этого события подчеркивается в одном из Евангелий в следующих словах: «Ты — Сын Мой возлюбленный, в Ком Я вижу собственное отражение» (в Котором проявляется Мое собственное «я»); эту фразу не следует переводить как «в Ком все Мое благоволение». В другом же Евангелии говорится: «Ты Сын Мой возлюбленный, ныне Мною зачатый».

Здесь ясно указывается на то, что речь идет о рождении — о рождении Христа в оболочке, которую Зороастр сначала подготовил, а затем принес в жертву. В минуту Крещения Христова Сущность нисходит в человеческую оболочку, приготовленную Зороастром. И тогда происходит возрождение всех трех тел — благодаря тому, что их пронизывает Существо Христа. Крещение на Иордане есть возрождение оболочек, уготованных Зороастром, и рождение Христа на Земле. Теперь Христос начал жить в человеческом теле, — конечно, особо подготовленном, но человеческом, таком же, каким обладают и все прочие люди, хотя и менее совершенным.

Если Христос, самая высокая индивидуальность, которая только может соединиться с Землей, снизошел теперь в человеческое тело, если Он должен был пережить величайшее событие, то есть пройти путь целостного посвящения, став прообразом для человечества, — Ему надлежало испытать оба аспекта пути посвящения: схождение в физическое и эфирное тела и вознесение в макрокосм. Оба этих переживания Христос осуществил и предвосхитил для всех людей; но помня о самой природе факта пришествия Христа, мы должны иметь в виду, что, сходя в физическое и эфирное тела, Христос был огражден от каких бы то ни было искушений: они вставали перед Ним, но от Него в некотором роде как бы отскакивали. Точно так же и все те опасности, которые грозят человеку, распространяющемуся в макрокосм, для Него не существовали.

Итак, Евангелие от Матфея описывает, как Сущность Христа действительно сошла в физическое и эфирное тела вследствие крещения Иисуса Иоанном Крестителем. Это отражено в рассказе об искушениях. Подробности этой сцены шаг за шагом воспроизводят все испытания, которые проходит человек, погружаясь в физическое и эфирное тела. Таким образом, схождение Христа в физическое и эфирное тела, в человеческую самость, служит примером всем людям будущего. Так что можно сказать: да, такое возможно. Если мы будем думать о Христе, если мы уподобимся Ему, мы овладеем достаточной силой, чтобы встретить и преодолеть все, что восстанет на нас из сфер физического и эфирного. Эта сцена искушений в Евангелии от Матфея (гл. 4) необычайно интересна. Она воспроизводит один из аспектов посвящения — схождение в физическое и эфирное тела. Другой аспект — вознесение в макрокосм — точно так же описан в Евангелии, и мы понимаем из этого описания, каким образом Христос из своей чувственной и человеческой природы мог осуществить это вознесение в макрокосм.

Здесь можно возразить: если Христос действительно был столь высокой индивидуальностью, зачем Ему надо было проходить через все эти испытания? Зачем Ему, как простому человеку, надлежало затем распространиться в макрокосме? Но все это Он должен был совершить не для Себя, а для всех людей. В высших сферах, — в условиях, царящих в высших сферах, — все это было возможно для существ, обладавших одной природой со Христом. Но эти явления никогда не имели места в человеческих физическом и эфирном телах, ни в одном человеческом теле не воплощалась Сущность Христа. Божественная Сущность уже была разлита в пространстве; человеческая же сущность никогда не проникала в эти сферы. Эту человеческую сущность мог вознести с собой и разлить ее в пространстве только Христос. Нужно было, чтобы в первый раз это было совершено Богом, обитающим в человеческом теле.

И это второе событие описано, этот второй основной столп высится в Евангелии от Матфея в сцене, характеризующей второй аспект посвящения, ставший благодаря Христу доступным человеку — жизнь в необъятной Вселенной, вознесение к Солнцу и звездным мирам. Прежде всего, Он получил помазание, — как любой другой человек, — чтобы очиститься, чтобы получить защиту от всего, что могло к нему ринуться из физического мира. Помазание, играющее определенную роль в древних мистериях, здесь осуществляется на высшей ступени, в плане историческом, тогда как ранее оно обычно имело место лишь в храме. Теперь рассмотрим, как Христом было осуществлено вознесение в Космос; Он уже не жил в Себе Самом, Он был уже разлит в окружающем мире во время Тайной Вечери, когда Он объяснял всем окружающим, что Он воспринимает Самого Себя во всем, что представляет на Земле твердый элемент («Я семь хлеб»), так же как во всем жидком на Земле.

То, что описывается в Тайной Вечере, и есть сознательное распространение во Вселенной, которое человек бессознательно переживает во время сна. И страх перед ослеплением, который должен испытывать каждый человек, — этот страх высказан в глубочайших словах: «Моя душа скорбит смертельно…» Христос действительно переживает то, что обычно человек испытывает как смертельную опасность, как травму, как ослепление. Переживание Христа в Гефсиманском саду можно было бы описать следующими словами: физическое тело, покинутое душой, выражает ужас. В этой сцене мы видим распространившуюся во Вселенной душу и представленное самому себе тело. А все, что следует за этой сценой, в основном имеет целью описать распространение в макрокосме. Распятие, положение во гроб, все, что обычно производилось в мистериях, — все это и есть жизнь в макрокосме, второй столп Евангелия от Матфея.

Когда в Евангелии от Матфея говорится, что до сих пор Иисус Христос жил в том физическом теле, которое было распято на кресте, это значит, что Христос был сосредоточен в определенной точке пространства, но что со времени Распятия он расширяется по всему Космосу. И тот, кто захотел бы увидеть Христа, уже не нашел бы Его в этом физическом теле, он должен был бы посредством ясновидения искать Его в духе, пронизывающем все пространство. То, что в былые времена осуществлялось за три с половиной дня в мистериях (но при условии посторонней помощи), — Христос осуществил на деле; и Его обвинили в этом, потому что Он говорил, что если храм будет разрушен, Он снова в три дня воздвигнет его, совершенно ясно намекая на посвящение, осуществляющееся за три с половиной дня в макрокосме. Но это означало одновременно, что после Распятия Иисуса Христа уже не следовало искать там, где до этого была заключена Его Сущность — в физическом: Его надо было искать вовне, в духе, наполняющем собой пространства.

Даже в неудовлетворительных современных переводах это предстает перед нами во всем величии: «Отныне Существо, рождающееся здесь из человеческой эволюции, вам надлежит искать одесную Силы, и Он предстанет в облаках». Именно во Вселенной нужно искать Христа: там Он служит прообразом великого пути посвящения, который человек переживет, когда выйдет из тела и распространится в Космосе. Вот как нам представляются начало и конец жизни собственно Христа: эта жизнь начинается с рождения Христа во время Крещения на Иордане в теле, о котором мы говорили. В эту минуту начинается первый аспект посвящения — схождение в тела физическое и эфирное в соответствии с рассказом об искушении. И эта жизнь Христа завершается другим аспектом посвящения: распространением в макрокосме, начинающимся с Тайной Вечери и продолжающимся в бичевании и венчании терновым венцом, в Распятии и Вознесении. Таковы две точки, между которыми располагаются события Евангелия от Матфея, которые мы начертили здесь эскизно и к которым мы кое-что добавим в дальнейшем.

Берн, 7 сентября 1910 г.

ЗАДАТЬ ВОПРОС >>>

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Comment

You may use these HTML tags and attributes: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>