ПРАВО ОТВЕТСТВЕННОСТИ

Этот разговор дочь начала сама.
— Я все время говорила, что все ко мне пристают с чем-то, мне ненужным. Что меня подавляют… Подожди! Я сама!.. Я уже сама понимаю, что это мои заморочки. Я заметила, что эти «приставания» я провоцирую сама. Зачем-то. Но я не знаю – зачем и как я это делаю?! И остановить не умею!? Только замечаю?! Правда, когда моя провокация удается и другие начинают как-то в отношении меня себя вести, у меня, я заметила, возникает внутреннее право возмущаться, сопротивляться и делать в ответ, чего я хочу. Иногда достаточно резко, даже грубо. «Сами напали, сами и терпите»! Даже потом иногда стыдно. Вот! Сказала!..
Вы на верно замечали, что, когда не знаешь, чего ты хочешь, то действовать поперек, вопреки чьей-то, якобы стесняющей тебя воле, легко. Не зная, чего тебе надо, легко быть, против чего-то. Ты ничего не предлагаешь, будто в «замри!» играешь. Любое чужое действие выводит из этого транса, мешает. Это не ты. Ты – против всего! Такое сопротивление всему будто бы и есть твое желание, будто и есть ты сам! Вот и получается, что, не умея знать, чего хочешь, ты провоцируешь конфликты, чтобы  в конфликте ощутить себя. Мы об этом уже не раз говорили.
Знать и осуществлять, чего ты хочешь не вопреки, а сам, гораздо труднее. Это значит, в самом деле начинать свою жизнь! Значит обнажаться перед собой. Становиться уязвимым. Открытым чужому суду, чужой насмешке. Тебе тогда есть, чего терять.
Знать и делать, чего хочешь, значит, становиться равным другому. Ведь, если ты чего-нибудь хочешь, то и другой вправе хотеть. И вправе не хотеть, чего надо тебе. И у тебя тогда нет никаких перед ним преимущественных прав. Никто не обязан тебе уступить, никто тебе ничего не должен! Зная, чего хочешь, ты теряешь внутренней право на все твои претензии и возмущения другими.
Я чувствую, что эта провокация чужого нападения нужна незрелому человеку, не готовому к самостоятельной ответственности за себя, за свои результаты для других, нужна, чтобы ощущать самого себя. Но главное не в этом. Провокация чужого противодействия желающему мнить себя безгрешным необходима, чтобы под чужую ответственность развязать себе руки – субъективно ощущать свое право, ни с кем не считаясь, навязывать всем свои требования.
Ведь подросток любого паспортного возраста в своем романтическом парении ни морально, ни эмоционально совсем не готов еще к уважительной встрече с реальностью повседневных (будничных) человеческих отношений. И как бы это ни было «правильно или не правильно», самому подростку с ней (с этой провокацией, чужой активности) не воевать надо, а взять на себя грех выбирать, где она ему нужна, а где мешает. Это и станет его первым опытом самостоятельности.
— Ты же обращала внимание, дочь, что внутренне несвободные люди (те, кто боятся показаться себе пристрастными, грешными) не умеют признаться себе, чего хотят – не решаются объявить себя? Ты постоянно видишь, что в отличие от тех, кто свободен и умеет быть свободным везде, именно те, кто не умеет свободой воспользоваться,  вечно за свободу воюют. Требуют, чтобы ее им дали! Им легко знать, против чего они. В этом «против чего-то» они и себя остро чувствуют, и пафос борьбы. Так? Дальше понятно? Этим, носящим тюрьму в себе людям надо, если нет – «против кого дружить», этих узурпаторов их свободы себе спровоцировать, создать.
— Ты заметила, и объявила мне, что провоцируешь чужое приставание! Что раньше? Твоя провокация? или твое «ничего нехотение»? Может быть и ты создаешь себе иллюзию узурпаторов, чтобы делать, как тебе привычно, но не по своей будто бы воле?! Будто темя вынудили?!
— Спасибо! Я подумаю, — остановила меня дочь.

 

М.Л. ПОКРАСС

ЗАДАТЬ ВОПРОС >>>

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Comment

You may use these HTML tags and attributes: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>