НА ПУТИ К БУДУЩЕМУ

Итак, как было сказано в предыдущем посте , деле главный недостаток демократии – т.е., метода принятия важнейших для общества решений через согласование интересов всех его членов – состоит в огромных затратах времени на данный процесс. В том смысле, что проводить референдум по каждому важному вопросу оказывается довольно затруднительным – хотя в современном мире, при наличии электронного голосования, этот процесс упростился очень существенно. Тем не менее, даже это не спасает от других проблем – скажем, от необходимости тщательного изучения каждого рассматриваемого вопроса. Поэтому неудивительно, что данный момент часто используется элитаристами в качестве главного аргумента за сохранение классового устройства.

Тем не менее, и этот момент не является критическим. В том плане, что, конечно, стать всем поголовно «экспертами по всем вопросам» вряд ли получится в ближайшем времени. (Хотя, как будет сказано ниже, никаких проблем в плане познания не существует.) Однако существует достаточно старый механизм делегирования подобных вещей неким «сторонним спецам». Иначе говоря, от населения, участвующего в демократических процедурах, не требуется подробно разбираться во всех управленческих вопросах – достаточно только указывать «общее направление», т.е. цели проводимых решений. Правда, тут сразу стоит сказать, что подобная система может работать только в обществе без возможности «накапливания могущества» — на самом деле это может быть не только капитал, но и та же «знатность» у аристократов. Поскольку если это существует, то существует и возможность у «выбранных специалистов» превращаться из исполнителей в руках народа в их «хозяев». (Что мы, например, наблюдали в конце 1980-1990 годах, когда стало возможным создавать капиталы, ранее недоступные советским гражданам.)

Так что переход к демократическому устройству неизбежно требует отказа от «традиционных денег» — т.е., денег, способных превращаться в капитал – а равно, и от любых других способов формирования частной собственности. Поскольку при обратном происходит неизбежное превращение демократического – даже в буржуазно-демократическом варианта – способа управления в олигархический. Т.е., вместо власти достаточно широкого слоя «буржуа» общество приходит к власти узкой группы сращенных с властью владельцев крупного капитала. Что мы, собственно, и наблюдаем сегодня.

* * *

Тем не менее, даже возможность «свободного делегирования» при осутствии «накопления могущества» оказывается еще недостаточным условием для функционирования безэлитарного общества. Поскольку необходим еще один момент, который позволяет разрешить проблему быстрого согласования мнений. Это – наличие единого миропредставления, в рамках которого можно было бы осуществлять данное согласование. Более того, именно это условие позволяет не просто сократить время на обсуждения – что понятно – но и ликвидировать опасность манипуляции массами со стороны управленцев. (Так как это снижает возможность существования «сакральных» тем и концепций, основанных исключительно на признании авторитетов.)

Понятно, что подобным миропониманием может быть только миропонимание научное, лишенное каких-либо «внешних», эзотерических истин, миропонимание, построенное на полной познаваемости (и изменяемости) мира. Поскольку только в подобном случае можно было бы не опасаться появления идеологии – т.е., специально созданной для масс картины мира, должной обратить их взгляды в направлении, выгодном для правящих классов. Кстати, подобный момент очень хорошо виден в советской истории: пока советское общество оставалось в рамках научного (и прогрессистского) мировоззрения, оно успешно развивалось. Стоило же ему – т.е., значительному числу советских людей – усомниться в данной концепции, принять возможность непонимания, возможность наличия «различных путей движения», и все…

То есть, общество демократическое, общество, лишенное элиты должно быть по умолчанию принимать научную картину мира. Такую картину, в рамках которой любому явлению можно было бы однозначно найти причину, и, напротив, можно было бы просчитать последствия любого действия. Причем, сделать это так, чтобы хотя бы потенциально данная возможность существовала для каждого члена общества. (Именно потенциально, поскольку понятно, что подробно разбираться в каждом вопросе невозможно по причине уже помянутой нехватки времени.) Отсюда, кстати, вытекает и жизненная необходимость для данного общества не просто в образовании, а в образовании, имеющем своей целью передачу естественнонаучной картины мира. (И потенциально дающем возможность каждому члену общества заниматься любым видом деятельности при приложении некоторых усилий.)

* * *

В общем, подводя итоги, можно сказать, что «общество без элиты» должно иметь качества, противоположные качествам «общества с элитой». В том смысле, что оно, во-первых, должно состоять из граждан с низким уровнем специализации – по крайней мере, в общем виде, каждый гражданин его должен разбираться во множестве вещей. (Разумеется, это не значит, что каждый должен знать квантовую физику – по крайней мере, до тех пор, пока данная физика не породит массово распространяемые технологии.) Ну, а во-вторых, оно не должно поддерживать накопление «могущества» каждым его членом, поскольку это неизбежно приводит к появлению элиты.

Ну, а теперь самое интересное: именно такое общество, по сути, оказывается адекватным наиболее совершенной форме развития производительных сил. А именно – т.н. гибкого автоматизированного производства. Иначе говоря, производства, основанного на стирании границы между созданием отдельных единичных изделий – иначе говоря, НИОКР – и, собственно, выпуском изделий для потребления. И да, в действительности ГАП являет собой всего лишь частный – хотя и наиболее ярко выраженный – случай указанной системы, поскольку возможны иные ее варианты. Так что роботы тут необязательны, хотя и желательны. Поэтому можно сказать, что в целом неэлитарное общество, позволяющее практически всех своих членов включать в процесс «адаптации», настройки производственной системы (еще раз: каждый работник тут одновременно является и сотрудником НИОР) позволяет дать ей неслыханную гибкость. Много превосходящую гибкость классического классового общества.

То есть, подобное мироустройство позволяет превзойти «разделенный мир» по тому самому параметру, по которому он превзошел в свое время мир первобытнообщинный. Но о данном вопросе, а так же о том, что же из него вытекает, надо будет говорить уже отдельно…

ЗАДАТЬ ВОПРОС >>>

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Comment

You may use these HTML tags and attributes: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>